Православная Церковь в Казахстане

Официальный сайт Кокшетауской
и Акмолинской епархии

Официальный сайт Кокшетауской
и Акмолинской епархии

Официальный сайт Кокшетауской
и Акмолинской епархии

Епархиальное управление: 8(7162) 78-02-90, eparkhia.kokshetau@mail.ru
Кафедральный собор Архистратига Михаила (г.Кокшетау): 8(7162) 25-18-79
Приходской консультант, преподаватель огласительных бесед:
+7 (707) 784-08-21, orthodox_konsult@mail.ru

8(7162) 78-02-90
8(7162) 25-18-79
eparkhia.kokshetau@mail.ru
Духовная помощь. Литургия.

ДЕТИ НА ЛИТУРГИИ: КНИГА-ОБЪЯСНЕНИЕ ЛИТУРГИИ, КОТОРУЮ МОЖНО БРАТЬ НА СЛУЖБУ (+ВИДЕО)

Материнские заметки
Анна Сапрыкина. Литургия. Самая главная служба.

Текст с объяснениями для детей и взрослых. Эта книга – возможность узнать о Литургии прямо во время службы. Эта книга – возможность для детей слышать и понимать происходящее в храме. Это не учебник, не теоретические сведения – это живое образование. Соединение теории и реальности, знаний – и настоящего участия в самом главном богослужении. 



         В предыдущей статье я рассказывала о том, что работа над созданием этой книжки продолжалась много лет. Я придумала эту книжку для своих старших, когда они учились еще в начальной школе. Чтобы мои дети смогли прямо во время службы узнавать, вспоминать о том, что именно происходит в храме. Чтобы мои дети могли быть просто внимательны к происходящему в храме, а не слонялись где-то в ожидании Причастия. 
Несколько месяцев мы с детьми рисовали и клеили самодельный вариант такой книжки. Несколько лет эта книжка проходила самую настоящую «апробацию». Несколько лет продолжалась работа над созданием печатного варианта этой книжки. На круг – больше семи лет. И вот – свершилось: эта книжка получила гриф Издательского Совета Русской Православной Церкви и уже вышла в издательстве Псково-Печерского монастыря «Вольный Странник».

Как устроена книга

       Каждый разворот этой книжки описывает определенный момент богослужения. С одной стороны – текст, с другой – наглядное объяснение того, что именно сейчас происходит. Сторона с текстом – простая, лаконичная, почти без иллюстраций. Сторона с объяснениями, наоборот – яркая, иллюстрированная.


           Картинки для этой книги нарисовала замечательная художница  Елизавета Цымбаревич. За плечами Елизаветы работа художником в анимационном           фильме  о преподобном Сергии Радонежском, художником кино и     иллюстратором книг для детей. Но в нашей книжке рисунки должны   быть не просто красивыми, не только «грамотными», но и   благоговейными. Это в наше время большая     редкость: часто   изображения святых профанируются, оказываются грубыми,               комичными, в угоду «современности».

      Елизавете Цымбаревич удалось    сделать рисунки именно  благоговейными. Каждый рисунок – работа     не просто художника,  но человека верующего, живущего Церковью.   Это настоящая  иконопись, и при этом – милые и живые рисунки, по-   настоящему  детские. Я очень рада, что Господь сподобил меня   работать вместе  с  этой замечательной художницей и красивым   человеком, и очень    рада, что моя книга оказалась в таких надежных руках.  Подготовить  иллюстрации к нашей книжке было непросто еще и   потому, что это –  настоящие наглядные объяснения. Рисунки о       казываются частью  текста, а текст – частью рисунков. При этом текст    с рисунками  вписываются в единый образ каждого разворота книжки.

       Поэтому приходилось тщательно и подолгу обсуждать каждый рисунок, иногда приходилось переделывать рисунки под текст, иногда – текст под рисунок… Я очень благодарна каждому, кто помогал редактировать и верстать эту книгу, всем, кто делал замечания и помогал этой книге выбираться из самых трудных ситуаций. Мне кажется, годы нашего труда не пропали даром.            

        Рисунки показывают, как богослужение символически соотносится со Священной историей 
В нашем пособии-путеводителе рисунки показывают, как богослужение может символически соотноситься со Священной историей. Например, проскомидия – образ Рождества Христова. И наша задача была – не расписывать это объяснение на три страницы мелким шрифтом, а буквально – показать. Объединены два изображения: священник, совершающий проскомидию, и Богоматерь в пещере с Новорожденным Младенцем.


 
            Такие параллельные сюжеты связывают происходящее в храме с историями, хорошо знакомыми детям. А с другой стороны, эти сюжеты напоминают, рассказывают детям о евангельских событиях. Соединяют происходящее в храме – с тем, что происходило 2000 лет назад, и с тем, что таинственно, вне времени повторяется в церковной жизни. Две истории, две реальности соединяются. Небо приходит на землю – и ведь это действительно так! 
          Другие рисунки показывают, что происходит в алтаре. Для таких сюжетов в книге есть свой символ – створка царских врат. Например, в конце Литургии оглашенных священник разворачивает на престоле антиминс. На рисунке – этот сюжет, а также изображение антиминса.



            Если во время Великого входа священники могут выходить к народу с напрестольным крестом, копием, лжицей – все это изображено, подписано. «Живьем» может быть не видно, не понятно – а книжка в руках у ребенка покажет, объяснит. 
Также рисунки в книге – иллюстрации к словам песнопений, возгласов священника и диакона. Например, в 145-м псалме, он же второй изобразительный антифон, говорится: «Блажен, емуже Бог Иаковль помощник его». И на странице с объяснениями напоминаем, кто такой Иаков. Иллюстрация – сон этого ветхозаветного праведника, лествица от земли на небо.


 
             Так снова и снова эта книга обращает детей к библейским событиям. Как фрески в храме – так и эти рисунки помогают молящимся «держать мысли» в нужную сторону. 
Увидеть происходящее на службе как особенное, живое событие поможет и… Гоголь 
Некоторые сюжеты в этой книжке – образы, которые помогают увидеть происходящее на службе как особенное, живое событие. Увидеть эти образы помогли несколько авторов. Например… Николай Васильевич Гоголь. Его «Размышления о Божественной Литургии» оказались неожиданно уместны в книге, ориентированной на детей. Ведь этот писатель знаком каждому школьнику, в первую очередь как остроумный и остросюжетный автор. И вдруг тот, кто придумал «Вечера на хуторе», рассказывает о богослужении, и рассказывает так, будто именно храм – самое главное и самое интересное место на земле. 
Слова Гоголя – настоящая поэзия, которая, мне кажется, сама просится на иллюстрацию. Например, ектения: кажется – просто вышел диакон, просто – «Паки, паки…». И вот – Гоголь: 
«Диакон, изобразуя собою Ангела, побудителя людей к молениям, подняв тремя перстами руки узкое лентиe, образ ангельских крыл, призывает молиться весь собравшийся народ теми же самыми молитвами, которыми неизменно от апостольских времен молится Церковь, начиная с моления о мире, без которого нельзя молиться»[1]. 
        В нашей книжке напротив Великой ектении – эти слова русского поэта. Я попросила Елизавету нарисовать диакона, а позади него – ангела с поднятым крылом. Снова – разрыв реальности. Приоткрывается завеса, за которой – другой мир… 
Такими самыми разными иллюстрациями и объяснениями наша книжка помогает детям сохранять в течение службы особенный настрой. Подсказывает, как нужно вести себя в храме.



        Когда нужно, книга дает представление об особенной важности того или иного момента – например, во время возношения Святых Даров. Эти важные моменты показаны с помощью расположения текста, с помощью иллюстраций и прямых объяснений. Вообще одной из задач этой книжки было аккуратно, ненавязчиво, но настойчиво воспитывать отношение ребенка к Дому Божию, к богослужению.

Тексты и переводы 

          Долго думала над вопросом: давать ли детям перевод Литургии на современный русский язык? И пришла к тому, что это будет лишним. Причин несколько. 
Первая причина: книжка призвана помочь детям следить за богослужением. Если в руках у ребенка перевод, то написано будет: «Снова и снова в мире Господу помолимся». Но слышит-то он: «Паки и паки миром…». Если дать ребенку перевод, он, возможно, все хорошо поймет, но получится, что его чтение – само по себе, а служба – сама по себе. Или ему потребуется переводить с русского на славянский, чтобы соотносить свой текст с происходящим в храме?.. 
             Если дать ребенку перевод, он на службе все хорошо поймет, но получится, что его чтение – само по себе, а служба – сама по себе.

       Вторая причина: чаще всего тексты главного православного богослужения вполне понятны без переводов: «Дне всего совершенна, свята, мирна и безгрешна, у Господа просим». На русском – то же самое, разве что окончания немного отличаются: «Дня сего совершенного, святого, мирного и безгрешного у Господа просим». Многие стихотворения из школьной программы понять гораздо труднее, чем большинство молитв Литургии. Достаточно просто внимательно вслушиваться в слова, а как раз для этого мы даем ребенку в руки текст – чтобы и видеть, и слышать слова молитв. 
Конечно, в славянском есть непонятные моменты: «Аминь», «живот», «очи», «ныне и присно», «премудрость, прости»… Но этих слов не так много. Мне показалось достаточным дать перевод только этих трудных слов и словосочетаний, когда они встречаются. Ребенок посмотрит перевод один раз, другой – и скоро запомнит значение этих слов, и вот уже – сможет следить за службой, не обращаясь больше к переводам. Осваивая компьютер, наши дети лет с пяти-семи уверенно оперируют сложными понятиями. У нас вообще со второго класса изучается английский, недавно ввели обязательный второй иностранный с пятого класса. Так неужели дети, способные хотя бы на «тройку» освоить школьную программу, не в состоянии запомнить несколько церковнославянских выражений? Я точно знаю, что – могут. 
          Третья причина: по-настоящему непростые тексты в Литургии есть, но перевод делу не помогает вообще никак. Например, херувимская песнь. Что такое «царя всех подымем», надо не только переводить – но объяснять, рассказывать. У нас в книжке – и перевод, и короткий, в прямом смысле красочный рассказ об этих словах. 

 
             Или такой момент: многие возгласы – это произнесенные вслух окончания тайных молитв священника. Простой перевод на русский язык в этом случае снова никак не сможет помочь. Например, во время Евхаристического канона священник произносит: «Победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще». Переведем на современный русский: «Победную песню поющие, взывающие, восклицающие и говорящие» – тот же непонятный набор причастий. Тут нужен не перевод, а объяснение: священник в алтаре читает молитву и произносит вслух только последние слова этой тихой молитвы. Это – из видения пророка Иезекииля, где ангельские силы, прославляя Бога, поют (в видении – в образе орла), вопиют (вол), взывают (лев) и говорят (человек). Как и в других случаях, объяснение у нас – наглядное. 





 
          Между прочим: текстов тайных молитв в нашей книжке нет. Но, когда это уместно, мы коротко рассказывали о содержании этих молитв. Например, я обратила внимание на такой важный и для родителей, и для детей момент: на Литургии Василия Великого священник тихо молится о семье: «Супружества их в мире и единомыслии соблюди, младенцы воспитай, юность настави». И этот момент я показала, подчеркнула. 
А еще в нашей книжке есть несколько молитв к Причастию. После пения Причастного стиха, пока священнослужители причащаются в алтаре, а дети ждут выноса Чаши, тот, кто не успел подготовиться дома, может прочитать небольшую часть правила. А когда служба закончится, по нашей книжке можно прочитать – не выходя из храма или около него – благодарственные молитвы после Причастия. Все это снова – с переводами непонятных слов, с наглядным объяснением и напоминанием об этой благодарности и об этой радости – встречи со Спасителем во время самой главной службы.


Как «работает» эта книга

             С каждым ребенком эта книжка может «вести себя» по-разному. Ведь все дети разные, и один и тот же ребенок – тоже «разный»: в восемь лет – один, а в десять – уже другой. И даже в течение одной и той же службы один и тот же ребенок может вести себя по-разному. 
Но задуманная и «апробированная» работа этой книжки – примерно такая. Мы с детьми приезжаем в храм. Открываем книгу, по тексту находим тот момент богослужения, который сейчас в храме, показываем это место ребенку. Ребенок идет с книжкой поближе к алтарю и затем следит по книге за службой. Книжка устроена так, что ее можно открыть на любом моменте. Например, мы пришли в храм перед самым пением Символа веры. И даже если ребенок никогда раньше не открывал книжку – он может следить только с этого момента, не обращаясь к началу. В другой раз мы придем к Херувимской – откроем на этом моменте; придем к проскомидии – откроем на самом начале. Так раз за разом, воскресенье за воскресеньем, праздник за праздником – дети будут потихоньку узнавать богослужение. То с одного места, то – с другого. Поначалу скорее всего ребенок будет больше смотреть за объяснениями, разглядывать картинки. Со временем объяснения станут привычными, и ребенок начнет больше следить за текстом. Будем надеяться, да? 
Иногда бывает так: ребенок в основном следит именно за текстом. Потом внимание рассеивается. В «обычной жизни» это значит: ребенок смотрит по сторонам, вспоминает прошедший день рождения и мечтает о поездке в гости. А с книжкой – не обязательно, но больше шансов – отвлечется на объяснение, будет разглядывать картинки. Картинки, которые снова могут вернуть мысли к храму. 
Отвлечется ребенок от службы, устанет – будет разглядывать картинки в книжке… Картинки, которые снова вернут его мысли к храму 
              Бывает и так: ребенок следит за службой по книжке, а потом устает. Выходит и какое-то время гуляет около храма. Но книжка уже помогла если не помолиться, то хотя бы услышать, увидеть фрагмент службы. Даже несколько минут внимания к богослужению – уже драгоценность. 
Впрочем, по этой книжке можно не только следить за службой, но и просто читать ее, разглядывать. Так, Литургия начинается с проскомидии. Но молитвы и действия священника обычно не слышны молящимся, а значит, ребенок не может «следить за службой». К тому же, если ребенок попал в храм так рано, он скорее всего не сможет внимательно выстоять всю Литургию до конца. Мне кажется, если ребенок пришел к проскомидии – пусть посидит пока, погуляет. И может быть – посмотрит эту книжку. Поэтому в нашей детской книжке о проскомидии – просто рассказ, просто – в картинках.


 
             А еще можно и полезно разглядывать приложение в конце этой книги. Это важные для понимания любой службы темы: наглядное устройство храма, алтаря, облачения священника.



                  Кому эта книжка может быть полезна, каким детям подойдет? Я бы сказала – всем, но это не так. 
• Это книга для детей, которые уже умеют бегло читать (назначение книги – следить за ходом богослужения, то есть в первую очередь все-таки читать). Получается, нижняя возрастная граница – 7–9 лет, у всех свободное чтение просыпается в разные моменты. 
• Хотя книга рассчитана даже на детей младшего школьного возраста, она также адресована подросткам. Здесь все просто, предельно понятно – но при этом вполне серьезно, без «птичьего» языка и «милые детки, оглянитесь вокруг». Есть моменты, ориентированные больше на маленьких, но есть и то, что призвано «зацепить» больших. Например, несколько раз в книге предлагается наглядный перевод некоторых коротких молитв на английский и на греческий языки.
Английский – отсылка к современности, к языку, который изучает любой школьник. Греческий – отсылка к древности, к первоисточнику. Как ребус, как загадка, которую можно попробовать разгадать. Еще раз напомню: я неоднократно предлагала эту нашу книжку, в черно-белом самодельном варианте, достаточно взрослым детям – и 15, и 18 лет. И эти уже взрослые люди добровольно и с радостью следили за богослужением по этому пособию и потом просили эту книжку снова и снова.



• Взрослым людям, которые хотят разобраться в устройстве богослужения, эта книжка тоже вполне подойдет. Между прочим, именно взрослый человек – давно воцерковленная теща священника – когда-то подала мне идею издать эту книжку. Она увидела наше самодельное пособие в руках у моих детей во время службы, взяла посмотреть и сказала: «Хочу себе такую же!» А когда поняла, что мы сами сделали эту книжку для себя, – резонно заметила: «Так надо ее издать!». 
Но я честно предупредила: книжка может быть полезна совсем не каждому. Вот кому эта книжка, по-моему, не подойдет: 
• детям, которые не умеют читать (картинки, конечно, очень красивые, подробные, интересные, их может разглядывать даже двухлетний малыш; но здесь важно уметь читать бегло, о чем я уже говорила); 
• детям, которые отказываются приходить в храм (эта книга – для тех детей, которые уже оказались в храме, а не для тех, кого нужно «заманить» на службу; если ребенок не хочет идти на службу, если родителям не удается его уговорить, убедить, никакая книжка, боюсь, не поможет); 
• детям, которые заняты участием в богослужении (алтарники, певцы); 
• детям, которые без всяких книжек, без участия взрослых приходят к началу службы, все время богослужения всегда молятся, хорошо знают и любят службу (такая книжка, как и всякая другая, может даже помешать внимательной молитве; тому, кто и так изучил устройство богослужения, – зачем объяснения?); 
• детям и взрослым, которые ищут пособие по литургике или литургическому богословию (эта книжка – не учебник, это я снова и снова хочу подчеркнуть). 
И все же я надеюсь и верю, что книга для многих детей, подростков и взрослых может стать настоящей помощницей. Может быть, кто-то возьмет эту книгу в руки всего один-два раза. Но вообще это пособие, правда, способно «работать» многие месяцы и даже годы. 
Впрочем, я уверена, что самый лучший результат – тот, когда ребенок… откажется от этой книжки. Не потому, что ему неинтересно, а потому, что он уже действительно перерастет ее. Потому что он будет уже понимать происходящее в храме, сможет без помощи текста слышать и принимать каждое слово богослужения. 
Лучший результат – когда ребенок будет по-настоящему участвовать в этом «общем служении», которое со времен апостольских и до наших дней совершает наша Православная Святая Соборная и Апостольская Церковь. Конечно, книжка такой результат не гарантирует и даже серьезной роли не сыграет. Здесь гораздо важнее – вера, молитва и любовь родителей; весь строй жизни семьи; настрой, стремления самого ребенка, его готовность слышать призыв Спасителя, идти за Ним, жажда «решительно посвятить себя Богу»[2]. Но я верю, я надеюсь, что наша книжка может помочь детям повернуться в нужную сторону. Разбудит стремления, внимание к «доброму и полезному душам нашим». 
А если не разбудит, так хотя бы не даст уснуть во время службы? Ведь тоже – неплохо?..

Купить книгу можно здесь:

 

Анна Сапрыкина

1 декабря 2020 г.

опубликовано 01 декабря 2020
Поделиться ссылкой
Мульткалендарь
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Актуально
Биография Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла
Просветительские курсы для мирян "Православие" Московского Сретенского монастыря и Сретенской духовной академии.
2 ноября день памяти Преподобного Гаврии́ла (Ургебадзе) Самтаврийского, архимандрита. В Михаило-Архангельский храм г. Кокшетау благотворителями передана икона преподобного Гавриила с частицей мощей; частица от креста установленного на куполе церкви, построенной старцем во дворе своего дома; частица плащаницы святого и миро от мироточивой иконы старца, находящейся в Грузии.
Фильм "Храм на склонах Алатау"
Частица святых мощей преподобного Александра Свирского, всея России чудотворца передана в дар Кокшетауской и Акмолинской епархии епископом Тихвинским и Лодейнопольским Священноархимандритом Свято-Троицкого Александра Свирского мужского монастыря. Икона с частицей мощей пребывает для молитвенного поклонения верующих в кафедральном Михаило-Архангельском соборе Кокшетау.
Святые мощи святителя Луки, исповедника, Архиепископа Симферопольского, переданые в июне 2018 года в дар православным жителям Кокшетау от Симферопольской и Крымской епархии, пребывают для молитвенного поклонения верующих в кафедральном Михаило-Архангельском соборе Кокшетау.